31 Марта 2016 11:33
1399 просмотров
Соавторство

Переживание времени в непривычных условиях существования

Анатолий Алехин
Кристина Пульцина
Представлены данные о динамике переживания времени в условиях относительной депривации. Гипотезой исследования выступало предположение о том, что субъективные переживания течения времени претерпевают закономерные изменения в процессе адаптации к непривычным условиям жизнедеятельности, в частности, к существенным уменьшениям объёма пространства, в котором осуществляется деятельность. Выявлена инвариантная динамика субъективных характеристик переживаний течения времени изменениям функционального состояния центральной нервной системы. Установлен нестационарный характер представлений о времени и связь их с адаптационными изменениями функционального состояния испытателей.



Введение


Переживание времени имплицитно повседневной активности человека, осуществляя репрезентацию психологического опыта в последовательности фаз и состояний, ощущения их длительности и сменяемости. Способ существования психологического опыта — его развёртка в координатах времени и пространства, а мир психических событий, таким образом, это мир протяженностей и длительностей. П. Фресс отмечал, что психология времени — есть изучение поведенческих реакций применительно к его изменениям [9]. К числу этих реакций можно отнести субъективное ощущение переживания времени, обусловленное изменениями привычных условиях жизнедеятельности.

Несмотря на очевидную роль переживания чувства времени в репрезентации образов действительности, проблема времени субъекта ещё только ждёт своей разработки: мир психического в современной психологии «безвременен». Возможно, такое положение дел сложилось из-за доминирования философских и естественнонаучных представлений о времени. В философском аспекте, время чаще сводиться к априоризму И.Канта, который полагает время как условие человеческого опыта, что снимает проблему времени субъекта, предопределяя его гносеологическую недоступность [4]. Естествознание традиционно полагает время как нечто внеположное субъекту, даже признавая детерминированность его переживания периодическими процессами организма [3,8]. При таком представлении — время — линейный процесс. Однако такое представление противоречит фактам искажения переживания времени, достаточно известным в психологии и психопатологии [10, 11, 12].

Трудности понимания психологической природы времени очевидны. С одной стороны действительность представляется субъекту последовательностями событий, и время при этом выступает как функция фиксации последовательности воспринимаемых стимулов, дифференциации их в последовательные фазы, а так же ощущением переключений фаз (переживание длительности) восприятия. С другой стороны время субъекта разворачивается в модусах «прошлое-настоящее-будущее» и переживается как свободное перемещение в пространстве ментального опыта, где образы прошлого или будущего актуализируют для субъекта настоящее.

В представленной работе сделана попытка анализа субъективного переживания времени в характеристиках динамики плотности потока переживаний, с одной стороны и в связи с текущим функциональным состоянием организма человека, с другой. Методологическим основанием разрабатываемого подхода является положение об общих закономерностях регуляции психических и соматических функций в целостном организме, что наиболее отчётливо проявляется в системном характере адаптационных реакций. Адаптация при этом представляется сложным процессом, который осуществляется посредством изменения состояний функциональных систем организма в направлении оптимизации состояния целостного организма в условиях его жизнедеятельности. Таким образом, изменения функционального состояния должны сопровождаться и изменениями субъективного переживания течения времени. Уже У. Джемс рассматривал восприятие времени человеком как приспособительную функцию биологического организма. Субъективные переживания времени доступны оценке посредством сравнения их с объективными временными интервалами (индивидуальная минута). При этом устанавливаемые различия могут рассматриваться в качестве индикаторов адаптации к непривычным условиям жизнедеятельности.

Субъективное ощущение течения времени наиболее ярко проявляется в оценке длительности переживаемого события. Длительность можно определить как обновление образа настоящего. В случаях, когда такой временной зазор превышает в своей длительности оптимальный, образ теряет характер симультанного и разворачивается сукцессивно. В обыденном опыте описанный феномен используется в кинематографе и мультипликации, где определённая частота смены последовательных образов создает переживание непрерывности движения. В субъективном плане последовательная смена внутренних образов через определённые промежутки времени создает ощущение событийного потока. Плотность такого потока определяет интенсивность психической деятельности, осуществляемой субъектом.
Цель исследования состояла в анализе связи динамики субъективного переживания времени с динамикой функционального состояния организма в процессе адаптации в условиях гермообъекта.


Материалы и методы


В естественных условиях жизнедеятельности исследования субъективного переживания времени неизбежно затруднены наличием множества неконтролируемых переменных. Субъективное переживание времени субъектом детерминировано и внешними факторами, как то: суточные ритмы, активность в течение дня, количество поступающей информации и внутренними: текущее функциональное и эмоциональное состояние. В условиях гермообъекта значительная часть возможных воздействующих факторов подлежит контролю.

В исследование приняли участие 6 здоровых мужчин, в течение 60 суток работающих в условиях искусственной экологической системы — герметичного стенда с контролируемыми параметрами обитаемости. В качестве психологических факторов обитаемости следует отметить относительную сенсорную изоляцию, закрытый характер социальных отношений, снижение двигательной активности, монотонию моделируемой деятельности. Для описания изменений анализируемых процессов использовался метод продольных срезов, общее количество которых составило — 8, где в качестве нулевой обозначены оценки до начала испытаний, а 8 — данные после окончания стендовой части испытаний (63 сутки).

Для оценки качества переживания времени использовались методики: «индивидуальная минута» и «семантических дифференциал» понятия «время». При описании динамики адаптационного процесса использована методика расчета «коэффициента стабильности», которая реализует принципы системного подхода к анализу процесса адаптации организма человека и подробно описанная в других работах [1,2]. Рассчитывался «коэффициента стабильности» данных таких методик, как: простая и сложная сенсомоторная реакция, реакция на движущийся объект, критическая частота слияния мельканий, шкала «САН». Полученные данные затем аппроксимировались функцией полиномиальной регрессии.

Для анализа значения понятия «время» в динамике испытаний рассчитывались Евклидовы расстояния между значениями понятия времени на различных этапах исследования, с последующим построением понятийной структуры [6,7], как это предполагается при семантическом шкалировании.


Результаты


В соответствии с принятыми методологическими основаниями анализ результатов оценки значения понятия «время» и показателей функционального состояния ЦНС осуществлялся как анализ адаптации человека к условиям стендовых испытаний в гермообъекте.

Проведенный анализ показал, что динамика значения понятия «время» соответствует общим закономерностям динамики функционального состояния организма испытателей в процессе адаптации в условиях гермообъекта. Динамика изменений субъективного значения времени представлена на графиках ниже.

ap1.png

Рис. 1 Динамика расстояний между значениями понятия времени на различных этапах исследования (R2=0,88; р=0,02)


ap2.png

Рис. 2 Динамика оценок индивидуальной минуты на различных неделях эксперимента (R2=0,93; p=0,008).


ap3.png

Рис. 3. Динамика коэффициента стабильности на различных неделях эксперимента (R2=0,82; p=0,05).


Таким образом, из представленных графиков должно быть понятно, что субъективное переживание времени, характеристики функционального состояния организма испытателей претерпевают сходную динамику. Психологический анализ изменений значения времени показал следующее. На первом этапе испытаний тягостное переживание «остановившегося» времени сопряжено с ощущением «событийного вакуума». Данный феномен отчётливо фиксируется в 1-2 неделях испытаний (Рис.2), где течение времени в субъективном восприятии замедляется. Тогда же фиксируются наибольшие изменения значения времени, которое ощущается большинством испытателей как длительное, напряженное, неритмичное, пустое и тусклое. На этом же этапе испытаний фиксируются максимальные показатели нарушения стабильности функционального состояния, что сопровождается возрастанием тревоги и интенсивной поисковой активности, которая феноменологически определяется как суета. Анализ дневниковых записей испытуемых показал, что на данном этапе мысли и переживания испытателей концентрируются на текущем моменте жизни. Описания переживаний представлены в виде набора действий, совершаемых в течение дня, что отражает испытываемую монотонию и событийный вакуум условий гермообъекта. При этом все испытатели отмечают появление ярких и эмоционально насыщенных сновидений, которые как бы восполняют собой дефицит активности в состоянии бодрствования [5].

Психологически, задачей этапа адаптации становится кризис привычных форм поведения и общения, которые не находят своей реализации в новых условиях жизнедеятельности и поиск новых паттернов поведения, как на уровне целой системы, так и на уровне субъективного времени, которое утрачивает привычный характер при отсутствии естественных «ритмоводителей».

Второй этап испытаний характеризовался стабилизацией функционального состояния организма испытателей, что находило отражение и в специфическом переживании времени. Субъективное переживание его при этом ускорялось, и длительность индивидуальной минуты приближалась к 40 секундному интервалу. В аспекте значения времени изменялись его характеристики по осям силы и оценки, что может интерпретироваться, как переживание насыщенности времени. На этом же этапе испытаний актуализируются переживания прошлых и предстоящих событий, отношения с другими.

К концу испытаний (7 неделя испытаний) переживания преимущественно сконцентрированы на планировании деятельности после эксперимента, детализировано описываются встречи и предполагаемые занятия.

Окончание испытаний характеризуется новой дестабилизацией функционального состояния испытателей, причём пик такой дестабилизации приходится на период трех дней после покидания гермообъекта. Это проявляется в общем снижении активации, концентрации внимания, нарастании времени реакции и распознавания стимулов. Субъективно время замедляется. В отчетах испытуемых описываются переживания диссоциации времени — замедленного субъективного времени и ускорения хода внешнего:

«Все вокруг стало резко интенсивней. Все бегут, машины пролетают, в метро люди пробегают. Запахи и звуки очень резкие. Кажется, что все гремит и шумит. Вокруг все так быстро и торопливо, а сам я опаздываю. Вроде рассчитал время проезда, а приехал поздно...».
В данном случае правомерно говорить о процессе реадаптации к привычным условиям жизнедеятельности, которые предполагают, очередную трансформацию сложившихся в условиях испытаний стереотипов реагирования и сопровождаются переживанием тревоги. 


Обсуждение


Экспериментальные условия позволили создать ситуацию, где переживание времени перешло в сукцессивный процесс и стало доступно переживанию, и самонаблюдению испытателей. В исследовании установлен инвариантный характер фазовой динамики процесса адаптации и субъективного переживания времени в условиях стендовых испытаний. Эта динамика носит нелинейный характер, а в психологическом аспекте адаптация представляется как процесс, направленный на разрешение фрустрации потребностей и выработки адекватных новым условиям форм переживания и поведения.

Установлено, что изменения переживания времени в процессе адаптации к условиям гермообъекта претерпевают закономерную с точки зрения общего адаптационного процесса динамику и описывается аналогичными фазами. На начальных этапах адаптации наблюдается деформация привычных форм переживания времени в связи с исчезновением привычных индикаторов времени, таких как активное движение, природная цикличность, а так же событийная насыщенность повседневной деятельности. Изменение паттернов поведения и реагирования как на уровне целой системы, так и на уровне оценки времени сопровождается интенсификацией поисковой активности и переживанием тревоги. Формой психической активности на данном этапе становится инверсия переживаний в сферу прошлого, затем в представления о будущем. В процессе стабилизации функционального состояния, обусловленного адаптивной перестройкой функций субъективное ускорении течение времени сопряжено с ощущением возрастания плотности событийного потока. На заключительном этапе испытаний наблюдается очередная дестабилизация состояния, связанная теперь с задачами реадаптации к привычным условиям жизнедеятельности, что феноменологически проявляется в формах гипоманиакального состояния и субъективно ощущения «нехватки» времени.
  

Заключение


Субъективное переживание времени отражает в этой динамике процессы динамической трансформации систем отношений личности и вносит существенный вклад в реконструирование образа действительности, а также в формирование содержания переживаний. Исследование позволило установить структурирующую роль субъективных представлений о времени в процессе переживания адаптации.

А. Бергсон сравнивал время с нитью бусин, которую можно сложить в виде прямой линии, свернуть в комок, уложить в виде параллельных линий. Можно сказать, что бусины в данном случае это весь субъективный опыт, переживания, а укладывает их в различные комбинации — время. Время есть функция субъекта, которая упорядочивая опыт, определяет оценку, значение и эмоциональное отношение к явлениям, переживаемым в настоящем. В различные переживания укладываются различным образом и обеспечивают приспособление человека к действительности. В сущности, время стоит рассматривать как предпосылку психического и субъективного опыта, поскольку «укладывая» опыт различным образом формирует пространство значений и смыслов.

Вероятно, в этом и состоит проблема исследования времени в гуманитарных науках, ориентируются на представления о времени «с точки зрения наблюдателя», где мир есть последовательность необратимых событий. Экстраполяция данного опыта на сферу психического приводит к его репрезентации в виде линейной схемы «прошлое-настоящее-будущее», хотя в действительности субъективный опыт есть только настоящее, представленное в виде разнообразных комбинаций воспоминаний прошлого, воображений о будущем и текущие стимулы.


Литература

  1. Алехин А.Н., Дубинина Е.А. Этапы психической адаптации человека к экстремальным условиям профессиональной деятельности//Психология психических состояний.- Вып.9. — 2014. С. 404 — 428.
  2. Алехин А.Н. Этапы психологической адаптации человека к экстремальным условиям профессиональной деятельности. // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. — 2009 г. — № 3. — С. 76-81.
  3. Ахундов М.Д. Концепция пространства и времени: истоки, эволюция, перспективы. М., 1982. 223с.
  4. Гуссерль Э. Феноменология внутреннего сознания времени. М., 1994. 192с.
  5. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. — М.: Политиздат, 1989. — 303 с.
  6. Кузнецов О. Н. , Алехин А. Н. , Самохина Т. В. , Моисеева Н. И. Методические подходы к исследованию чувства времени у человека. // Вопросы психологии. — 1983 г. — № 4. — С. 140 — 144.
  7. Психологические методы исследования личности в клинике./ под ред. Кабанова М.М. Л.: 1978. 153 с.
  8. Уитроу Дж. Естественная философия времени. М., 1964. 397 с.
  9. Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. Вып. VI. М.: «Прогресс», 1978. 300 с.
  10. Хэммонд К. Искаженное время. Особенности восприятия времени. М.: 2013. 366 с.
  11. Campbell S.S. Estimation of empty time. // Human neurobiology. — 1986. — Vol.5. — P. 205-207.
  12. Wyllie M. Lived time and psychopathology. Philosophy, psychiatry & psychology. — 2005. — Vol.12. P.173-185.

Комментарии

0
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии.
Видеозапись лекции «С понедельника не получится»
Первая лекция цикла «Красная таблетка».
Смотреть